На границах Беларуси

В чем особенности кинологической службы на белорусских рубежах

30.11.2020 1375

Друг на границе

На советских плакатах стражей Родины нередко рисовали на фоне полосатого столба, в фуражке, с биноклем в руках и сидящей рядом овчаркой. На что способны, чему обучаются и как несут службу собаки? Об этом и многом другом корреспонденты «НГ» узнали, побывав в пограничной комендатуре «Лоев» Гомельской пограничной группы.

Встреча у вольера

Пункт дислокации комендатуры находится рядом с райцентром. Окраина Лоева выходит на берег Днепра, по фарватеру которого проходит государственная граница. На той стороне реки — Украина.

В питомнике содержатся немецкие и бельгийские овчарки. Считается, что именно эти породы лучше всего подходят для дрессуры и выполнения задач по охране границ.

Знакомимся с начальником службы собак прапорщиком Михаилом Синило, который стал кинологом пять лет назад:

— Предложили попробовать — стало интересно. Хотя на тот момент я, признаюсь, собак даже побаивался — был неприятный контакт в детстве. Зато сейчас могу к любой подойти. Смотрю на нее и знаю, как она настроена, понимаю характер, особенности поведения.

Подходим к вольеру, в котором жизнерадостно беснуется Скуби — с неуемной энергией приветствует хозяина. Их знакомство состоялось в учебном центре в Сморгони. Щенок к тому времени был обучен искать наркотические и взрывчатые вещества. Чтобы переучить его на розыск следов, пришлось идти на всевозможные хитрости.

— Что мы только не делали: вытаптывали дорожки следов, клали сухой корм под ноги, натирали мясом ботинки, — вспоминает Михаил. — Даю команду, а он бегает, играет, не собирается ничего искать. Месяц промучились, пока Скуби не взял первый след. В тот момент я был готов расцеловать его лохматую морду. Он понял, что от него хотят, и после этого все пошло на лад.

Мастер на все лапы

Главное предназначение служебной собаки — взять след, а при необходимости непосредственно атаковать и задержать самого нарушителя. Такие способности нарабатываются долгими тренировками. Как и в спорте, нужно поддерживать форму, участвовать в соревнованиях, сдавать нормативы. Например, след пятичасовой давности длиною пять километров должен быть обнаружен и пройден за 50 минут. Попутно требуется найти спрятанные вдоль маршрута предметы. Все это время инструктор бежит рядом. Выполнение задачи зависит и от его физической подготовки.

Непосредственно на границу собаки выводятся в среднем дважды в неделю. Однако при необходимости и несколько раз в сутки. Бывают и вовсе не предусмотренные уставом ситуации, в которых требуется помощь кинологов и их подопечных. Пару раз мастер на все лапы Скуби помогал милиции раскрывать преступления. Однажды пес, взяв след, привел сыщиков от обворованного магазина к дому, в котором злоумышленники отмечали успешную вылазку.

— Второй случай был в Брагинском районе, — вспоминает Михаил Синило. — В одной из деревень напились двое ранее судимых граждан, достали ружье, стали стрелять. К нашему приезду одного из них милиционеры задержали, второй скрылся. Был его кожаный патронташ, который я дал понюхать Скуби. После чего он повел меня в конец огорода, в заросли. Посветили фонарем, проверили — никого. Дал снова собаке понюхать патронташ, а она опять тянет в то же место. Проверили тщательнее — на земле нашли заряженное ружье. Чуть позже, уже без нас, задержали и стрелка. А я премировал Скуби сам — купил палку колбасы.

Приятного аппетита

Психология собак, их дрессура и обу­чение — наука с множеством секретов. Главный ее постулат, впрочем, стар как мир. Это метод кнута и пряника. Чтобы он действовал, инструктор должен доминировать, а подопечные — признавать его вожаком. Крайне важно при этом соблюсти баланс. Собака не должна быть ни запуганной (иначе о каком задержании нарушителей можно говорить?), ни слишком гордой и независимой от человека.

У каждого пса есть своя мотивация, которую кинологу надо знать, чтобы найти подход. Если одни рады стараться ради лакомства, другие готовы из шкуры выпрыгнуть за возможность поиграть. И резиновый мячик мотивирует таких лучше любой косточки. К слову, не все из них одинаково полезны. Куриные и рыбьи категорически запрещены, поскольку могут повредить желудок.

Собачий рацион — дело тонкое. Кормят четвероногих дважды в день. На смену супам и кашам давно пришел сухой корм, который содержит все полезные вещества. А правильная дозировка, рассчитанная в зависимости от массы самой собаки, позволяет избежать перекорма. Если питомца не ограничивать, он будет есть как не в себя, разбивая желудок и набирая лишний вес. И вскоре превратится в ленивый пузатый «бочонок».

В то время как легкий голод и лакомство в руке инструктора — отличный стимул выполнить его команды. Особенно когда вместо привычного корма предлагается что-то новенькое — сарделька или кусок колбасы. Даже само предвкушение сюрприза делает занятия желанными.

На кошках не тренируйся

Тренировочная амуниция включает несколько видов поводков — для повседневных прогулок, тренировок и поисков. Есть и строгий ошейник — парфорс, на случай непослушания или чрезмерной агрессии. Правда, до его применения доходит нечасто.

Внимание привлекают палочки цилиндрической формы, которые также используются для упражнения. Сперва человек берет обе в руки, передавая свой запах деревяшкам. Затем одну из них кладут в ряд с точно такими же внешне. Собаке дают понюхать второй экземпляр в руках кинолога и командуют найти нужный объект. Выполнение зависит от умения различать запахи.

Эффектнее всего выглядит дрессировочный костюм, сделанный из высокопрочной ткани с синтетическим наполнителем и пластиковыми вставками внутри.

— Если честно, Скуби его прокусывает — синяки остаются, — говорит кинолог. — Сила сжатия челюстей у него больше трех атмосфер. Без защиты рваные раны и раздробленные кости обеспечены. Обычно Скуби сбивает с ног, садится на спину и тянет зубами за рукав, как бы заламывая руку. И будет держать так, пока я не прикажу отпустить.

Воображение рисует живую картину. Еще немножко эволюции — и Скуби начнет надевать наручники и самостоятельно доставлять в комендатуру нарушителей. Кстати, на тренировках их изображают другие бойцы. Надевать костюм инструктору не рекомендуется, чтобы в сознании собаки не было негативных ассоциаций с врагом.

— Конечно, я как-то попробовал, — признается Михаил. — Надел куртку, бегу. Скуби догоняет. Разворачиваюсь, смотрю на него: мол, что, своих не узнаешь? Он растерялся, глазами хлопает, сел, хвостом виляет. Ну, я уже дал добро — кусай. Он давай за рукав хватать, тягать, баловаться. Для него это тут же игрой стало.

ПОЛНЫЙ ПАНСИОН ОБЕСПЕЧЕН

Срок службы у пограничных собак — около девяти лет. После этого они доживают свой век в питомнике либо передаются в дар кинологам. В любом случае Скуби переживать не стоит. Для него уже забронирован вольер и полный пансион в доме прапорщика Синило. Их многолетняя дружба такая же крепкая, как и хваленая хватка овчарки.

На время отпуска Михаила за Скуби закрепляется другой кинолог.

— Когда возвращаюсь, он от радости вольер готов разнести — прыгает, лижет руки, лаем заливается, — прапорщик треплет млеющего от удовольствия пса между ушей. — Знаете, говорят, что обычно собака похожа на хозяина и наоборот. Я в этом даже не сомневаюсь. Не удивлюсь, если Скуби и мысли мои читать научился.