На границах Беларуси

«Война практически рядом». Об обстановке на границе поговорили с Игорем Буткевичем. Специальный репортаж

27.02.2023 6280

Источник: СТВ

Людмила Гладкая, специальный корреспондент отдела журналистских расследований газеты «СБ. Беларусь сегодня»: Недавно Госпогранкомитет обнародовал очередной факт гибели беженца. Как думаете, сколько нашим соседям еще понадобится смертей на границе, чтобы они поняли, что надо остановиться и решать вопросы? Количество погибших на белорусской границе очень трудно подсчитать

«Война практически рядом». Об обстановке на границе поговорили с Игорем Буткевичем. Специальный репортаж

Игорь Буткевич, первый заместитель председателя Госпогранкомитета, генерал-майор:

На мой взгляд, это совершенно риторический вопрос. Потому что жизнь и здоровье людей, а тем более иностранных государств, пограничников на сопредельной территории совершенно не волнуют. Судя по тому, в каком состоянии они выбрасывают к нам людей, тела, это полуобмороженные, полуизбитые люди, количество пострадавших, погибших очень трудно подсчитать. Сегодня Европейским союзом проводится такая политика, что они категорически препятствуют попаданию на их территорию граждан других государств.

Хотя, если проанализировать, с 2020 года все люди, которые стремятся попасть в страны ЕС, осознанно идут туда с целью поиска лучших условий жизни.

Смотрите, какая ситуация сложилась в Турции, Сирии. Естественно, уже диаспора существует. Сирийские диаспоры и в Германии, Польше и так далее. Куда людям деваться? Естественно, они будут искать где-то лучшие условия, чтобы где-то как-то обосноваться. И та политика, которую ведут наши сопредельные государства, совершенно непонятна. Только за прошлый год порядка 17 человек мертвых выбросили на нашу территорию.

Вы видите забор, в нем есть технологические специальные ворота, которые предполагают перемещение пограничников для этих сложных сооружений. Вот через эти ворота выкидывают. Даже неподготовленному человеку понятно, что делается специально. И те показания, которые дают нам граждане, возвращенные на территорию Республики Беларусь, иногда заставляют ужасаться от того состояния, в котором они находились и как с ними обращались.

Пытаются обвинить Беларусь, что мы искусственно создаем миграционную ситуацию

Сегодня пытаются обвинить белорусских пограничников, что мы искусственно создаем миграционную ситуацию, что мы искусственно выталкиваем туда граждан. Но еще не было ни одного случая, чтобы граждане, которых силой выталкивают с территории Литовской Республики, Польши, изъявляли желание остаться на нашей территории. Они все равно высказывают намерение попасть туда, на территорию ЕС. И это не от лучших условий жизни.

Людмила Гладкая:

Люди говорят открытым текстом: «Мы идем в Германию». Например, когда в 2021 году журналисты работали с белорусской стороны, люди говорили «Мы идем в Германию, мы не хотим оставаться здесь, мы идем дальше».
Игорь Буткевич:

Даже если проанализировать тех пособников, которых задерживают в странах ЕС, как бы им хотелось показать, что среди пособников есть граждане Республики Беларусь, но мы этих людей, эти цифры не видим. Это, как правило, граждане Украины, граждане их же государств. Или соплеменники тех людей, которые пытаются попасть в ЕС. И искусственно передвинуть эту проблему на белорусских пограничников – это, мягко скажем, некорректно, что они пытаются сделать.

Людмила Гладкая:

Демократия соседняя, они сказали, что вот этот миграционный кризис – это гибридная атака на их страну. Казалось бы, они признаются. Но они настолько все перевернули. Это гибридная атака на нашу страну с помощью вот этой ситуации.

Игорь Буткевич:

Это без всяких сомнений. Совершенно с вами согласен. Воочию видно, кто против кого пытается воевать.

Людмила Гладкая:

На самом деле, если бы было желание с их стороны решить миграционную проблему, проблему с беженцами на наших сопредельных территориях, это дело бы решилось в считаные дни, а то и часы.

«Им это просто выгодно». Почему раздувают миграционный кризис именно на границе Беларуси?

Игорь Буткевич:

Если посчитать цифры попадающих в страны ЕС на других направлениях, то цифры гораздо другие. Они гораздо больше. А именно заостряется внимание на белорусско-польско-литовскую границу. Значит, им это просто выгодно. Показать, что основная проблема миграции существует там. Почему не показывают Средиземное море? Почему не показывают другие направления? Почему сегодня не показывают ситуацию между Францией и Англией, какая там сегодня миграционная проблема? А именно путем строительства совершенно нелепейших заборов.

У нас выстроена целая система охраны государственной границы

Мы находимся на участке государственной границы, где видна система охраны государственной границы Республикой Беларусь, ну и нашими коллегами с Литовской Республики. Наш забор функционален. Здесь выстроена целая система охраны государственной границы. Наш рубеж состоит, мы видим, – проездная дорога, контрольно-следовая полоса. И забор, который сегодня препятствует движению нарушителей госграницы. Но он совершенно безболезненный для миграции животных… Вот попробуйте преодолеть этот забор. А сколько погибло животных...
Мы видели пограничный наряд, у нас выстроена система охраны границы. Это не только забор, контрольно-следовая полоса. Это видеокамеры, пограничные наряды. А здесь построен только забор. Но мы же прекрасно понимаем, что не забор охраняет государственную границу, а охраняют государственную границу и люди, и созданная система охраны госграницы. А это просто демонстрация, пустая трата денег. Вот этих заборов совершенно не было, были нормальные деловые, продуктивные отношения с литовскими пограничниками. Пытаются прекратить в том числе и узаконенные какие-то отношения с литовскими пограничниками. И в области кинологии, других областях охраны государственной границы. Я уверен, что это делается все искусственно. Наверное, с руководства тех старших начальников, которые находятся где-то в Европейском союзе или США.

В 0 часов 16 февраля прекращает работу пункт пропуска, находящийся здесь, в непосредственной близости – железнодорожно-грузовой. Для кого будут созданы большие проблемы? Мое глубокое убеждение, что больше для Литовской Республики. Порты свои они уже закрыли, сейчас прекратят функционирование железные дороги. Лишат работы своих граждан. И проблема в итоге будет больше для литовцев.

«Пытаются демонизировать». Они не хотят, чтобы их граждане видели, что в Беларуси живут хорошо

Когда в Беларуси было обозначено по решению главы нашего государства вот это безвизовое разрешение на въезд граждан приграничных стран – Литовской Республики, Латвии, Польши – на территорию Республики Беларусь без виз, сколько людей приезжало чисто с бытовыми целями. Посещали наши магазины, покупали наше топливо. И общаясь с теми людьми, которые прибывали с территорий сопредельных государств, – ведь это всем нравилось, всех удовлетворяло. И я вижу создание вот этих искусственных заборов, барьеров, прекращение функционирования пунктов пропуска – это в том числе нежелание, чтобы их граждане приезжали на территорию Республики Беларусь и видели, что действительно мы живем в спокойной, благополучной стране. Это же кому-то не нравится. Преподносят, пытаются как-то демонизировать, что здесь, в Беларуси, все совершенно плохо. В частности, по польскому и прибалтийскому участкам. Основная причина, наверное, нежелания пускать своих граждан на территорию Республики Беларусь.

Людмила Гладкая:

Сами люди возмущаются, которые в итоге не могут въехать в свою же страну, как ситуация с Польшей.
Игорь Буткевич:

Конечно! Делают репортажи наши СМИ, берут интервью прежде всего у граждан Польши. И видите, какой негатив они высказывают – желание посещать. Недавно смотрел, когда житель приграничного населенного пункта польского говорил: 25 лет ездил, никогда никаких проблем не было. А вот сейчас искусственно… Но мы ни одного не услышали негативного комментария в адрес Республики Беларусь. Все прекрасно понимают, что проблемы создают их правительства.

Об очередях на белорусской границе

Людмила Гладкая:

Смотрите, здесь автодорожный пункт пропуска, где мы были, белорусско-литовская территория, тоже на въезд в Беларусь ни одной машины. Всех, кто хотел проехать, пропустили. В сторону Литвы уже оформленных нашими службами машин просто вереница. Литва их не пускает.

Игорь Буткевич:

Здесь непосвященные люди не понимают самого процесса организации пропуска через государственную границу. Если большая очередь сформирована на нашей территории, то это яркий показатель того, что плохо принимает сопредельное государство. Если сформирована очередь на территории сопредельного государства, значит, плохо работают белорусские пограничники, белорусские таможенники. Это яркое проявление того, что не хотят они выполнять свои договорные обязательства. Они и договора не хотят соблюдать, не то что обязательства какие-то. Когда мы передвигались сюда, на участок границы, обратил внимание, что номера в основном литовские и польские.

Людмила Гладкая:

Они через Литву меняют маршрут?

Игорь Буткевич:

Да. После того как закрыли пункт пропуска «Бобровники – Берестовица», конечно, мы вместе с Государственным таможенным комитетом стали переориентировать грузоперевозчиков на другие пункты пропуска. И сегодня единственная возможность грузовому транспорту попасть в Польшу – это пункт пропуска «Козловичи» на участке Брестской пограничной группы, «Привалка» – Гродненская пограничная группа, «Бенякони» – Лидский пограничный отряд, «Каменный Лог» – Сморгонская пограничная группа. Остались три места, где можно через территорию, в частности, Литвы попасть на территорию Польши и далее в страны ЕС.

Как оснащен подвижный пункт управления руководителя пограничного ведомства?
Людмила Гладкая:

Мы с вами находимся в интересном месте.

Игорь Буткевич:

Сегодня не очень комфортные погодные условия, и мы расположимся в таком мини-рабочем кабинете руководителя или, как в моем лице, первого заместителя руководителя органов пограничной службы. Органы пограничной службы, пограничные войска – мы стремимся идти в ногу со временем. Я скажу, что сегодня белорусские пограничники технически оснащены совершенно не хуже, чем пограничники, которые охраняют границу других государств.

Вот это подвижный пункт управления руководителя пограничного ведомства. Подобные пункты управления есть у начальника пограничных отрядов, пограничных групп. В данной машине перед вами как раз находятся все виды ведомственной и закрытой связи, так скажем. Здесь есть и городской телефон, наш ведомственный телефон, средства передачи другой какой-то информации. В частности, мы с вами можем на данном мониторе посмотреть, как на данном участке охраняется государственная граница и где выставлены пограничные наряды. Это реальные пограничные наряды, которые сегодня находятся на участке пограничной заставы. Очень удобно и очень функционально, особенно когда пограничный отряд проводит масштабный пограничный поиск, конечно, в полевых условиях одним мобильным телефоном или радиостанцией не ограничишься. Потому было принято решение председателем Государственного пограничного комитета оснастить все территориальные органы подобными техническими средствами.

«Провокаций все больше». Люди уже адекватно реагируют на вбросы

Людмила Гладкая:

Южное направление или с Латвией, Литвой надежно защищено. Мы знаем об этом. Мы видим это по тому, что все-таки в стране у нас спокойно, ребята несут службу спокойно. Родители их тоже… Я помню, раньше все спрашивали мамы ребят, особенно молодых, которые служат на границе: «А как там, а что там?» Когда ситуация только начала развиваться. Сейчас люди достаточно спокойны, они уже адекватно реагируют на эти вбросы, которые идут в том числе против военнослужащих-пограничников. Но тем не менее мы знаем, что техники у границ все больше, каких-то провокаций все больше, разведгрупп все больше, они более активные, они минируют там территорию. Видимо, не предвидится в ближайшее время нормализации этой ситуации?

Можно ли ждать нормализации обстановки на белорусско-украинском участке границы?
Игорь Буткевич:

Знаете, наверное, про нормализацию ситуации пока преждевременно говорить. Мне бы хотелось в большей мере остановиться на белорусско-украинском участке государственной границы. Этот участок знаю хорошо и как первый заместитель пограничного ведомства, и как в прошлом начальник Пинского пограничного отряда. Волею своей пограничной судьбы командовал отрядом и на юге, и на западе, и на северо-западной границе, был в должности начальника штаба. Когда в 2007 году мы охраняли государственную границу с Украиной, а общая протяженность участка государственной границы белорусско-украинской – 1 084 километра, мы даже не предполагали. Тогда граница в большей мере охранялась оперативным способом. На всем протяжении было выставлено лишь несколько пограничных застав. Были совершенно дружеские отношения с пограничниками сопредельного государства.

Но случился 2014 год. И уже та обстановка, которая после Майдана начала складываться, предполагала, что произойдут какие-то изменения и на государственной границе, и в плане общения между государствами. Нашим Президентом была поставлена задача укрепить белорусско-украинский участок государственной границы. Была увеличена численность органов пограничной службы. В частности, на белорусско-украинском участке государственной границы численность увеличилась более чем на тысячу человек. Общая плотность охраны изменилась и увеличилась в 10 раз. Даже если взять такой пример, часть белорусско-украинской границы охраняла Гомельская пограничная группа. Протяженность участка границы – 603 километра. Охраняло всего лишь, не буду лукавить, пять подразделений, и то это были не подразделения, непосредственно охраняющие границу, а это были мобильные пограничные заставы. Можете себе предположить, мобильная пограничная застава не имеет своего охраняемого участка. Где какая обстановка складывается, туда выезжает. Начали выставлять заставы. Мы выставили на белорусско-украинском участке уже 38 пограничных застав. Появился новый Мозырский пограничный отряд. Как я уже сказал, это значительно увеличило плотность.
Ну и совершенно поменялась система охраны государственной границы. Стали строить рубежи. Украинский участок очень непростой. Там очень много заболоченных участков. Большая протяженность государственной границы проходит по реке Днепр, по реке Сож, в частности практически 290 километров. По заболоченным – более 100 километров. И вот на всех этих направлениях, по этой местности нужно было создавать систему охраны границы. Задача стояла перед пограничниками – пограничники эту задачу выполнили.

На сегодня уже все основные направления прикрыты. Если в пространственном отношении сказать, сплошным сигнализационным прикрытием практически таким рубежом, как мы с вами видели, закрыт сегодня Брестский, Малоритский, Кобринский, Дрогичинский районы, часть Ивановского района, перешли на Столинский район. В Гомельской области закрыт Гомельский, Добрушский районы. То есть самые уязвимые направления сухопутной нашей границы закрыты сегодня не хуже, чем на белорусско-литовском участке.
На речном участке украинской границы мы выставили сегодня новое техническое средство – автоматизированные посты технического наблюдения. Это очень интересный объект. В частности, в населенном пункте Хойники у нас расположена такая застава. Границу охраняют техника, большие видеокамеры, которые могут видеть границу и днем, и ночью на большом протяжении. Дальность, возможность этой камеры – наблюдать объекты до 5 километров. Там нет возможности протянуть провода, кабель какой-то затянуть. Все передается по радиоканалу. Питаются такие видеокамеры солнечными батареями, ветрогенераторами. В общем, такая система очень интересна.

«Блок-посты выставляем для контроля приграничной территории»

Там подготовленные пограничники очень профессиональные. Самое главное, что люди способные и желающие выполнять задачу на тех направлениях. Да, сложно. Приходится сегодня службу нести в бронежилетах. Да, мы там сегодня оборудовали опорные пункты, выкопали окопы. Когда приезжаешь на пункт пропуска, допустим, «Новая Гута», «Новая Рудня», «Веселовка», там сегодня оборудованы блиндажи с запасом медикаментов, воды, продовольствия, потому что война практически рядом. Блокпосты выставляем для контроля приграничной территории. Вы знаете, в каждом элементе есть свой определенный позитив. Я помню, когда мы начинали бороться с контрабандой, местное население несколько негативно относилось, что «вот, вы тут мешаете» и так далее. Но когда мы пришли на границу, где на сопредельной территории сегодня ведутся боевые действия, и когда мы определенные перемещения личного состава, техники проводим с места на место, то местные жители, особенно люди пожилые, сразу же с такой тревогой начинают спрашивать: «А вы чего ходите? Вы же не оставляйте нас». То есть сегодня пограничник – это защитник, который действительно обеспечивает их покой и нормальную, относительно спокойную жизнь. Сказать «полностью спокойную» на белорусско-украинском участке, наверное, сложно.

Людмила Гладкая:

Наши пограничники впервые ведут службу рядом со страной, в которой ведутся реальные боевые действия. Наверное, в плане подготовки, кроме того, что техника – постоянно что-то меняется, подходы, методы, наверняка и с людьми – в плане психологической подготовки какая-то работа ведется? Вот он видит, рядом человек, который всякие жесты угрожающие показывает, направляет на него оружие.
«Не было страха у людей». Что тревожит жителей белорусского приграничья?

Игорь Буткевич:

С самых первых дней специальной военной операции, которую проводит Российская Федерация на территории Украины, не было страха у людей. Я помню, в первые дни приходилось выезжать, работать в подразделениях, которые находились на том направлении, – страха не было. Была тревожность определенная. Была растерянность, даже нельзя назвать растерянностью. Тревожность, скорее всего, была. Когда начались активные боевые действия, мы прежде всего начали смотреть, изучать опыт тех военнослужащих, которые сегодня участвуют в этом конфликте. И очень много взяли из этого опыта: и как обеспечить безопасность личную наших военнослужащих – это и бронежилеты, и каски, окопы, это опорный пункт для пограничной заставы, как ведутся боевые действия, как необходимо в случае возникшей обстановки быстро вывести пограничную заставу в какое-то другое место, обеспечивающее укрытие личного состава.

Какие современные технические средства помогают охранять границу?

Да, изменилась подготовка. Сейчас больше внимания мы уделяем огневой, физической подготовке. Ярко сегодня видно, что в современной войне очень активно и полезно используются квадрокоптеры. Сегодня на вооружении органов пограничной службы уже более 80 квадрокоптеров. Практически каждая застава обеспечена квадрокоптером. Более того, мы уже спланировали определенное количество часов в нашем Институте пограничной службы. Молодой офицер после окончания института придет на заставу и уже будет знать, как пользоваться квадрокоптером, какие квадрокоптеры бывают (у нас разнотипные квадрокоптеры есть: и большие, и малые), как им пользоваться. Он не то что будет смотреть, как оператор пользуется, он может и научить личный состав. Есть специально подготовленные люди, конечно, с этой целью готовят.
Большое внимание сейчас уделяют групповому оружию: гранатометы, пулеметы. Они и были у нас на вооружении, но количество их сегодня мы увеличили. Увеличили количество часов для подготовки расчета вот этого группового оружия. Нужно быть готовым, чтобы потом не попасть в какую-то нештатную, непростую ситуацию.

Людмила Гладкая:

Очень важно, кто несет пограничную службу на сопредельной территории. То есть если у нас это обычные специалисты, которые знают и пограничное законодательство, все, что нужно знать пограничнику, то с той стороны у кого только нет оружия, кто только ни находится на той территории.

Игорь Буткевич:

Это в большей мере, конечно, касается Украины. Литовские, латышские, польские пограничники присутствуют. Хотя был такой эпизод, когда была активная стадия с их стороны – изображение вот этой миграционной проблемы, то на белорусско-польском участке очень много вышло войск. Полицейские-то были. Но мы констатировали, что на белорусско-польском участке находились артиллеристы, мотострелки и так далее, и в очень большом количестве.
На украинском участке мы пограничников не видим

Игорь Буткевич:

Я вижу, что это была не борьба с незаконной миграцией, а велись определенные подготовительные мероприятия. Мы очень активно вместе с Вооруженными Силами дали понять, что на белорусской территории у них не получится развязать такой межсобойчик. И сегодня потихоньку эти войска отводятся вглубь на территорию Польши, хотя большее количество войск сосредоточенно. Сегодня не внешних границах Республики Беларусь 23,5 тысячи находится войск. Около 17 (чуть больше) на белорусско-украинском участке, остальные все в непосредственной близости – польский участок, литовский.

Людмила Гладкая:

Отсюда же и провокации. Это люди, у которых сложности с погранслужбой, никто не хочет идти.

Игорь Буткевич:

На украинском участке, я это скажу на любую камеру и любой аудитории, мы пограничников не видим. Потому что мы хорошо знаем их форму одежды. Да и сама манера поведения совершенно другая. Пограничники, у нас все-таки корпоративная этика при любых условиях присутствует. А это… Во-первых, не поймешь, кто во что одет. И зеленая, и черная форма, и балаклавы, и каски. И конечно, это некорректное поведение. Там и водят ладошкой вдоль шеи, и неприличные жесты показывают, и портят имущество, оборудование. Показывали уже в отдельных репортажах, когда повредили знаки наши пограничные, белорусские, повредили один наш прибор в системе автоматического наблюдения за государственной границей, обстреляли с сопредельной стороны. Определенные оскорбительные выкрики звучат. На участке Пинского пограничного отряда мы видим на сопределе какие-то непонятные, вместо белорусского флага, полотнища, гимны непонятные исполняют. Несколько было таких действий.
Нашумевшая история с бронетранспортером, который якобы заехал на территорию Республики Беларусь. Я хорошо это участок знаю, это участок пограничной заставы «Глушковичи», в частности пункт пропуска «Глушковичи». Там настолько с украинской стороны все перекопано и заставлено минами. Там даже с их территории невозможно подъехать с государственной границы. А тот знак, у которого они снимались и показывали, что выехали из Украины – он находится глубоко на территории Украины. Там метров 400 от государственной границы. Игра на публику. «Вот это вот, мы заехали». Куда вы заехали. Мы же потом показали, как там это все. У нас тот участок постоянно наблюдается видеокамерами.

«Два беспилотника были сбиты из автомата Калашникова»

Людмила Гладкая:

Недавно беспилотник посадили. Украинский, если не ошибаюсь.

Игорь Буткевич:

Беспилотники мы сажаем путем непосредственного воздействия и стрелковым оружием. Два беспилотника были сбиты из автомата Калашникова, что говорит о профессионализме белорусских пограничников. И у нас есть специальное техническое средство белорусского производства, называется «Гроза», которое способно подавлять системы управления беспилотными авиационными комплексами. И буквально такой случай у нас состоялся на прошлой неделе.
Вот такой беспилотник, который был сбит этим электронным ружьем. Средства, которые позволяют наблюдать за нашей территорией. И когда мы видеокарты с них снимаем, то очень хорошо видно, что они снимают наши заставы, само оборудование государственной границы, другие объекты. Когда мы активно начали противодействовать полетам, то в разы сократилось количество беспилотников.

Людмила Гладкая:

Есть беспилотники, у которых есть техническая возможность крепить те же взрывчатые вещества.

Игорь Буткевич:

Да, кстати, мы имели такой негативный опыт. Попытки сбросить на ограждение одной из пограничных застав, выстрелы гранатомета АГС-17, был такой случай. Но они не сработали. Думаю, это тоже были более такие устрашающие действия, продемонстрировать свои возможности и так далее. То количество беспилотных авиационных средств, которые стали использоваться, особенно на белорусско-украинском участке границы, и полеты авиации вдоль польской границы, прибалтийской прослужили тому, что в этом году, если обратили внимание, докладывая ежегодное решение на утверждение главе государства, докладывал не только наш председатель, докладывал начальник Генерального штаба. Председатель Государственного пограничного комитета доложил об организации охраны государственной границы на сухопутном (наземном) участке, а начальник Генерального штаба доложил об охране воздушного пространства Республики Беларусь. Это такое новшество в докладе наших предложений на утверждение главе государства в этом году на 2023 год.

«Оружия много. Оно и раньше встречалось, особенно в Винницкой области»
Людмила Гладкая:

Что касается украинского направления. Там же еще одна опасность, что орудия достаточно много и просто у гражданского населения.

Игорь Буткевич:

Оружие. Вы же помните, когда начинались год назад боевые действия, вообще бесконтрольно выставлялись ящики со стрелковым оружием в центре Киева. Брал кто хотел. И сегодня очень смешно смотреть, когда проводят рейды по изъятию незаконно хранящегося оружия у политических оппозиционных лидеров. Смешно. Сами раздавали это оружие, а сегодня пытаются продемонстрировать, как они борются с хранением нелегального оружия. Оружия много. Оно и раньше встречалось, особенно в Винницкой области. Местное население всегда вело себя достаточно агрессивно не только по отношению к нам, но и по отношению друг к другу. Доходило до столкновения между селами. Особенно в районе так называемых берлинских болот и так далее фиксировали мы такие случаи. А сейчас этого оружия очень много. И оно бесконтрольное. И где оно может выстрелить, никто сегодня не знает.

Людмила Гладкая:

Но мы же четко видим их первую линию заградительных приспособлений, вторую, третью?
Игорь Буткевич:

Недавно у нас работала группа журналистов во главе с Владимиром Соловьевым, и их заинтересовал забор. Он позиционируется как очень современное техническое средство охраны границы. Огромнейшие деньги выделялись. Вы видели, в каком состоянии эти опоры. Там три небрежно натянутые нити колючей проволоки. Иногда в их действиях больше пиара. Стоит экскаватор на украинской территории («Невель-Прикладники», это наш пункт пропуска ранний, сейчас он закрыт, перекопан) и уже месяц что-то там копает. Покапает, постоит, приедет группа журналистов. Как она уедет, этот экскаватор начинает копать что-то. Кроме улыбки профессиональной у нас ничего другого это не вызывает.

«На границе служат самые достойные и профессиональные люди»

Людмила Гладкая:

С границы ведь начинается Родина. И наши пограничники каждую минуту, каждую секунду на боевом посту. Что это за люди, которые служат здесь?
Игорь Буткевич:

Я вам скажу без пафоса. Служба на государственной границе, в пограничных войсках, органах пограничной службы – это моя жизнь. У меня уже 30 лет, как я охраняю государственную границу Республики Беларусь в различных должностях. От старшего лейтенанта до генерала. За этот достаточно большой срок я могу сказать, что на границе служат самые достойные, самые профессиональные люди, которые к своей службе относятся не просто как к работе, а действительно своей жизни. Если мы возьмем южное направление, белорусско-украинский участок, то там личному составу приходится выполнять задачи, применяя средства индивидуальной защиты. Люди там несут службу в бронежилетах, в касках, с боевым оружием, боеприпасами. Выставляются блокпосты, оборудованы опорные пункты для подразделений границы.

«Молодежь готова выполнить свой долг и повторить традиции дедов и прадедов»

Людмила Гладкая:

Сейчас как условно линия фронта?

Игорь Буткевич:

Слава богу, не линия фронта, но по крайней мере наши пограничники в любой момент готовы отразить любую провокацию, любое вооруженное вторжение, которое попытаются осуществить с территории сопредельного государства. Знаете, люди все заряжены, они все готовы к выполнению этой задачи. Я даже удивился, когда у нас выпускники нашего Института пограничной службы, молодые лейтенанты, в частности летом когда мы выпускали, наверное, процентов на 70 просились служить именно на южной границе, белорусско-украинском участке границы. Это говорит о том, что молодежь наша готова выполнить свой долг и повторить традиции дедов и прадедов. Если это понадобится.