На границах Беларуси

Репортаж с водных рубежей нашей страны: провели день на заставе «Карповка»

03.08.2022 529

Хотя у нас в стране и нет моря, свой мини–флот все же имеется. И единственные, кто им владеет, это пограничники. В Гомельской области пять речных застав, где служат настоящие мичманы и флотские офицеры. Помимо этого, на двух заставах – «Карповке» и «Асаревичи» – стражи границы еще и живут на брандвахтах. Почти как на корабле. Чтобы увидеть, как пограничный «флот» несет практически морскую службу на тридцатикилометровом водном рубеже Сожа и Днепра мы отправились на «Карповку».

Репортаж с водных рубежей нашей страны: провели день на заставе «Карповка»

«Река стирает все улики»

Бескрайняя гладь Сожа. С одной стороны – Беларусь, с другой – Украина. Река здесь и есть граница. Идем по ней со скоростью 40 км\ч на патрульном катере «Креслайнер». Бронежилеты скрываются за спасательными жилетами. Пограничники несут службу в усиленном режиме. Хотя он за последнее время уже стал привычным.

Мичман Александр Савенок за штурвалом катера «Креслайнер». Все изгибы реки он знает, как свои пять пальцев. За время службы мичман Савенок, как и другие его товарищи по службе, научились слышать реку. Пограничники внимательно всматриваются в береговую отмель… Это тебе не контрольно–следовая полоса, которая сохраняет следы нарушителя, здесь их быстро замывает волнами.

– На воде работать гораздо сложнее, чем на суше. Река стирает практически все улики, ведущие к нарушителю, – говорит Александр. – Тем не менее, есть моменты, дающие наводку. Например, катера, которые спущены на воду не в специально отведенных местах у нас вызывают вопросы, то же самое и пришвартованные не там, где положено, судна.

К слову, недавно именно по неправильной «парковке» катера пограничники обнаружили беглого украинца. Мужчина оставил лодку, сам пошел в деревню. Белорусы приграничья – народ бдительный. Поэтому о чужаке сразу же стало известно заставе. Да и речной наряд уже обнаружил на берегу брошенное судно и искал его владельца.
– Оказалось, что украинец пересек незаконно границу, чтобы попросить убежища в нашей стране. Но такие нарушения редкость. В основном, все спокойно. Особенности речного участка границы в большом количестве любителей незаконного лова рыбы. Но и это сошло на нет из–за действующего временного запрета на посещение пограничной полосы. Пока до 31 августа. Что будет дальше, никто не знает. Но хочу заметить, что рыбаки соблюдают запрет.

К слову, в управлении катером на пограничной реке есть много нюансов. Один из них – важно не зайти на территорию сопредельного государства. Ориентируются пограничники по фарватеру. Также нужно быть внимательным и постараться не сесть на мель. В этом может помочь эхолот и буи, от которых нужно держаться левее. Однако Александр слишком хорошо знает этот водный участок, так что указатели ему в принципе не нужны. Уроженец Лоевщины, любитель рыбалки, он с детства покорял речные просторы Днепра и Сожа. Поэтому решение стать моряком в принципе можно назвать логичным.

– Хотите еще один секрет, как не сесть на мель? – спрашивает Александр. – Так вот есть обрывистые берега, а есть пологие. Чаще всего, где обрывистый берег, глубина реки гораздо больше. Тоже хороший ориентир для того, кто не знает реку.

Сегодня Александр уже во втором наряде на воде. Первый был ночью, и второй в середине дня. Как правило, если на малом ходу патрулировать реку, то за три часа можно дойти до конечной точки охраняемого участка границы. «Креслайнер», на котором мы идем, именно патрульное судно. На речных заставах предусмотрены по два таких катера. А вот катера покрупнее сосредоточены в отделении береговой охраны пограничной комендатуры «Лоев». Здесь и килевые суда, которые только по воде ходят, и амфибийные – способные ходить и по воде, и по суше, и даже по льду. За счет воздушных подушек такие суда даже развивают скорость до 100 км\ч.

Наши речные моряки управлению такого типа судами обучаются непосредственно в подразделении. Но нужно начинать с малого, сначала маломерные катера и моторные лодки. К примеру, Александр, проходил обучение в Государственной инспекции по маломерным суднам.

– То же самое, что автошкола, только здесь учат управлять катером. Есть и теория, и практика. Но обучают управлению только килевыми судами. На амфибийные пересаживаются те, у кого опыта в управлении килевыми достаточно. Так как здесь специфическая система управления с массой нюансов. Например, если ты хочешь повернуть, то делать это нужно заранее. На льду такое судно может и боком идти и от ветра много чего зависит. Если узкие участки реки, то сложнее в повороты заходить.
Жизнь на барже

Служат на «Карповке» как военнослужащие контрактной, так и срочной службы. Живут пограничники прямо на берегу Сожа на брандвахте – специально оборудованная баржа. Здесь есть и своеобразная казарма с каютами–кубриками. У дежурного – отдельная комната с мониторами, на которых виден весь рубеж.

Естественно, все необходимое уместить на брандвахте не удалось. На берегу обустроен целый модульный городок. Вместо домиков – специальные модули. Делают их тоже пограничники на собственном заводе в Дзержинске. В одном таком – кухня и столовая, в другом – баня, в третьем – учебный класс. Помимо этого, есть еще и теплица, в которой растут помидорчики, огурчики и даже арбуз. На заставе есть и стоянка для транспорта, и вольеры для собак, и тренировочная площадка.

– «Карповка» уникальна тем, что в любой момент она может поменять место дислокации. То есть баржу можно перетянуть и городок мобильный, быстро переедет на новую точку, – говорит заместитель начальника заставы по идеологической работе Анатолий Назаров.

Уже год здесь служит гомельчанин Олег Бондаренко. Говорит сначала было непривычно, что жить приходится прямо на реке. Романтика – засыпать и просыпаться под плеск волн, о которой гражданские говорят, ему неведома. Спишь так крепко, говорит парень, что их даже не слышишь.
Срочник с итальянскими корнями Энрико Чураков после учебки служит на заставе поваром. Говорит, хотел для себя научиться готовить, а тут такой шанс – всю заставу кормить. Бывали, правда, и мелкие неудачи на кулинарном поприще: то пересолил, то переперчил. Но сослуживцы понимающе относились к тому, от кого зависит будет сегодня обед или нет. Тем более, не в каждом заведении общественного питания встретишь повара с итальянским именем Энрико, это создаёт особую атмосферу в солдатской столовой – почти итальянский ресторан.
Интересный момент, что на всех речных заставах нарезают хлеб в форме треугольника – в виде паруса.

И речная, и сухопутная служба

Даже на речных заставах есть собаки и кинологи. Как–никак службу пограничники несут не только на воде. Со своей собакой уже пятый год охраняет границу Евгений Монташов. Он начальник службы собак заставы. Его верная напарница – бельгийская овчарка Тэма.
– Ей скоро семь лет. После восьми, пойдет на пенсию, заберу домой. След длиной в пять километров четырехчасовой давности она берет легко. Это хорошие показатели. Зато вот команду «голос» отказывается выполнять, сколько не учил не делает.

Задача собак, служащих на границе – брать след и задерживать нарушителя.

– Цаца и Цельта в меру агрессивны и цацкаться ни с кем не будут, – говорит Евгений.
Как правило, здесь на заставе довольно спокойно. «Тревожная группа в ружье» бывает редко. Однако несмотря на это 24\7 пограничники несут службу и бдительно охраняют и водные, и сухопутные рубежи.

Анатолий Назаров вспоминает, что буквально на прошлой неделе задержали нарушителя госграницы. Он двигался из Гомеля в Украину. А сообщили о нем опять же местные.

– Хочу сказать, что всякий чужак не остается без внимания. Мы всегда выезжаем и проверяем людей, которые вызывают подозрения либо у нас самих, либо у местных жителей. Как говорится, границу охраняем не только мы, но и наш народ, а иначе и не может быть, ведь мир и покой – одни из высших ценностей Республики Беларусь.

По последнему слову техники

Лоевские пограничники охраняют самый протяженный водный участок линии государственной границы во всей республике – 150 километров береговой линии Днепра и Сожа. Подразделение оснащено патрульными катерами с большим запасом хода. На борту – современное оборудование: навигатор, радиолокационная станция, эхолот. Катера, собранные на Могилевском судостроительном заводе, не уступают зарубежным, а по ряду показателей их превосходят, отличаются маневренностью и наличием водомета, что позволяет преследовать нарушителей на мелководье. Это значительно повышает эффективность охраны водных рубежей.