Государственный пограничный комитет Республики Беларусь

Информационный портал


Нелегальные мигранты. Репортаж из изолятора временного содержания Лидского погранотряда

  31.03.2016      984 Источник: lidanews.by

Низкорослые женщины, увидев фотокамеру, стыдливо опускают глаза. Двое парней, вышедших из угрюмых камер впереди них, своих взглядов не прячут, лишь немного морщат лицо из-за яркого весеннего солнца. О чем они думают, можно только догадываться. В поисках лучших условий жизни жительница Тибета (автономный район Китая) и трио из Непала пытались добраться до Франции, но попали в изолятор временного содержания Лидского пограничного отряда. Компанию на время прогулки им составил гражданин Узбекистана, у которого были выявлены проблемы с паспортом.

На свежем воздухе задержанные должны находиться не менее двух часов в сутки, но только в светлое время дня. Прогулочная зона ограничена высокими заборами. Впрочем, изолятор находится прямо на территории погранотряда, поэтому сбежать отсюда никто даже и не пытается, да, собственно, и незачем. А вот скрыться от собственной судьбы выходцы из Азии все же хотели. Планы разрушились о бдительность лидских пограничников.

Еду трижды в день задержанным приносят в изолятор. После посуда возвращается в столовую, где проводится ее специальная обработка. Несмотря на то что вставать им приходится рано, в шесть утра, в целом условия содержания в изоляторе приемлемые. В интересах следствия каждый из нелегалов заключен в камеру по одному. Убирать временное место своего пребывания, санузел – обязанность каждого «жильца».

– Граждане таких экзотических стран у нас находятся чуть ли не впервые, – говорит офицер отдела боевой и мобилизационной готовности Лидского погранотряда майор Алексей Гриб. – Поэтому занимательной литературы на их языке мы не имеем, а вот другим предлагаем книги, журналы, шахматы и шашки. Карты – исключение, азартные игры запрещены.

Для общения с выходцами из других стран привлекаются переводчики. Штатных полиглотов в погранотряде нет, поэтому дознаватели приглашают представителей международных организаций, преподавателей, подключают свои личные связи, ищут диаспоры, проживающие на территории Беларуси, на крайний случай обращаются в дипломатические посольства.

Жительница Тибета что-то шепчет на своем местном наречии, непальцы также скупятся в общении. Подобные моменты немного тормозят следствие. С трудом верится, что люди, стремящиеся в Западную Европу, не владеют хотя бы минимальными познаниями в популярных в мире языках. Однако рано или поздно у задержанных мигрантов активизируется общение: длительное нахождение в изоляторе надоедает.

До принятия процессуального решения задержанные находятся в изоляторе до трех суток. Срок может быть увеличен в зависимости от прокурорских санкций: от установления личности до депортации. В редких случаях незаконное путешествие заканчивается уголовным делом с последующим лишением свободы, в основном нелегалов просто депортируют на родину. Однако и здесь имеются свои нюансы.

– Маршрут возвращения нелегальных мигрантов тщательно прорабатывается, – поясняет начальник отдела дознания Лидского пограничного отряда подполковник Евгений Якунин. – Хорошо, если задержанные – литовцы. В этих случаях ничего сложного нет: посадил в служебную машину и провез под конвоем сорок километров до ближайшего пункта пропуска. Намного сложнее депортировать выходцев из далеких стран.

Все затраты на депортацию должны возмещаться самими нарушителями. Но на практике часто происходит иначе. Как правило, пересечение границы со страной Европейского союза – заключительный этап незаконного «путешествия». Материалы прошлых уголовных дел говорят о том, что за содействие в нелегальной миграции в страны Западной Европы нужно заплатить от 10 до 15 тысяч долларов. По пути следования сумма частями раздается представителям преступных групп, тратится на собственные нужды, поэтому к концу вояжа денег практически не остается. В итоге расходы на депортацию ложатся на бюджет нашего государства. Суммы немалые. Билеты на длительный авиаперелет стоят несколько тысяч евро.

– Определяются маршрут следования, транспортное средство и состав конвоя: на одного человека – два конвоира, – рассказывает Евгений Якунин. – В соседние страны нарушители пограничного законодательства доставляются на служебных автомобилях, в иных случаях – в аэропорт, где сопровождаются сотрудниками до посадки на самолет. Об этом обязательно уведомляются спецслужбы, которые решают, необходимо ли сопровождение в самом самолете. Возможно, предусматривается наличие на борту воздушных маршалов.

Пограничники активно сотрудничают с Международной организацией по миграции, которая осуществляет ряд программ по возвращению иностранцев домой, в том числе и за свой счет. Пару лет назад в изоляторе временного содержания находился мужчина, который долгое время не шел на сотрудничество с пограничниками. Изначально он выдавал себя за гражданина Алжира, а в итоге оказался сирийцем – участником вооруженных конфликтов на территории своей родины.

Чтобы его депортировать, необходимо было выдать официальный документ, то есть оформить паспорт. Шла долгая переписка с посольством Сирии, в итоге задержанный летом в сланцах и шортах «алжирец» пробыл в изоляторе до морозной зимы. Одежду для него выделили сотрудники Красного Креста, которые также помогают с едой для задержанных мигрантов. Нет-нет, в погранотряде всех кормят исправно, по графику. Просто иногда мусульмане отказывались от свинины и некоторых других продуктов, просили другую пищу. В таких случаях приходит на помощь организация Красный Крест.

В Лидском пограничном отряде еще не было случаев, когда его сотрудникам не удавалось идентифицировать личности задержанных. Однако и на этот случай есть определенная инструкция.

– Иногда задержанные всячески сопротивляются тому, чтобы мы установили их личность, – продолжает беседу начальник отдела дознания. – По вьетнамцам, афганцам, пакистанцам или грузинам у нас уже наработаны определенные связи. А вот с представителями Непала и Тибета мы столкнулись впервые. К слову, их национальную принадлежность уже удалось установить.

Но бывает, что человек следует без документов и является, условно, представителем какого-либо африканского племени. Идентифицировать его практически невозможно, как и найти переводчика. Поэтому если нарушителя невозможно отправить в страну гражданской принадлежности, необходимо депортировать его в то место, откуда он прибыл. Зачастую и там его не хотят видеть, в таких случаях мигрант последует в любое из государств, которое согласится его принять.

Несмотря на все служебные обстоятельства, сотрудники пограничного отряда отмечают: у каждого из нелегалов своя судьба. Порой остается лишь догадываться, что подтолкнуло их на бегство из родной страны. Поэтому и отношения с нарушителями строят, руководствуясь строго гуманными принципами.


Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter




ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ