Государственный пограничный комитет Республики Беларусь

Информационный портал


Корреспондент «ГП» на один день стала пограничником

  23.02.2016      1415 Источник: Правда Гомель

Корреспондент «ГП» на один день стала пограничником Скоро начнется призывная кампания. Многие парни со страхом ждут момента, когда им придется облачиться в камуфляжную форму. При этом некоторые девушки радуются, что избежали участи ходить в сапогах и без макияжа. А зря...

В преддверии самого мужского праздника корреспондент «Гомельскай праўды» решила попробовать свои силы в качестве пограничника и показать, что для службы в роли защитника Отечества все годны. 

Дом родной

Путь до пограничной заставы «Кравцовка» Гомельского района неблизкий. Нужно проехать около часа, минуя множество поворотов и ощутимых ямок, с которыми может справиться разве что хороший внедорожник.
По приезде тебя ожидает вполне тихое местечко, напоминающее одинокую деревню где-то в самой глубинке. Как раз среди обычных сельских домиков за высоким зеленым забором расположена сама застава: небольшое двухэтажное здание, совмещающее в себе множество служебных помещений, кубрики для солдат, столовую и оружейную комнату. Все это даже не похоже на воинскую часть, а больше напоминает дом, в котором сочетаются служебный официоз и домашний уют. Рядом стоянка для техники, питомник для служебных собак и даже небольшой огородик с парником.

Перед знакомством со службой пограничника было решено экипировать меня по всем правилам. Старшина заставы прапорщик Александр Хомченко выдал постельные принадлежности, белье, камуфляж, берцы, бушлат, шапку-ушанку и отправил переодеваться. 



Первым самым запоминающимся моментом для меня стали... берцы. Я как человек предпочитающий носить удобную обувь, не искушенный лабутенами, пришла в ужас от этих скрипящих тяжелых ботинок.



Кстати, портянки здесь не носят — носков вполне достаточно.
— Скрипят — значит, домой хотят, — улыбнулся младший сержант Дмитрий Николаенко. К слову, ко мне в помощь сразу выделили несколько военнослужащих, чтобы я могла в любой момент уточнить некоторые бытовые детали.







Пытаясь не отвлекаться на обувь, которая была на размер больше, отправилась знакомиться с жизнью бойцов. На первый взгляд показалось, что строгого распорядка дня нет: если идешь на ночное дежурство, то по возвращении тебя будет ждать завтрак, который можно разогреть в микроволновке, а также душ с горячей водой и стиральная машина. 



Однако на самом деле день каждого военнослужащего расписан по минутам — ото сна до личного времени. Естественно, обязательный восьмичасовой сон. Его могут разбить, к примеру, на четыре часа до и после службы. И никто не разбудит: сон товарища тревожить нельзя. 

На территории оборудованы огневой и спортивный городки, а также «кусочек» настоящей границы с пограничными знаками и контрольно-следовой полосой (КСП). Организуются учебные классы, где погранслужба преподается в теории. В личное время или выходной можно посмотреть телевизор и пообщаться с родными по телефону.




Движение — жизнь

Не успела я осмотреться, поступило первое задание — застелить постель. И сделать это нужно было не так, как дома. С одной стороны кровати простыня должна свисать ровно настолько, чтобы закрывался матрац, а со второй — надо следить, чтобы край не падал на пол. Вторая простыня складывается пополам рисунком вверх и ложится посередине кровати, одеяло сверху. И самое важное — линии на одеяле должны полностью совпадать с линиями на одеяле на соседней кровати. Если где-то полоски неровные, придется перестилать.





Вдруг послышалась команда: «Застава! В ружье!» Это означало, что нужно взять бушлат, шапку и бежать в оружейную комнату за оружием и экипировкой. Мне по­ставили задачу как для бойца: собраться и выбежать к служебной машине за три минуты. Признаюсь, задание я провалила. И это не потому, что обычно на обучение новобранцев дается десять дней и что я девушка, — у меня не получилось быстро надеть берцы. Хотя остальные бойцы выполняют этот норматив без особых проблем.



На улице уже стояла машина. При полной экипировке я думала, что просто застряну в дверях. Удивительно, но удалось влезть в машину с первого раза и даже не сбить с головы шапку. Помимо автотранспорта на стоянке заставы припаркован новенький квадроцикл. Дальше мне показали питомник, где содержатся служебные собаки: новые вольеры, будки, везде убрано и почти что стерильно. При моем приближении четвероногие бойцы сразу подали голос.






 














— Вы не бойтесь, они не сильно укусят, — пошутил заместитель начальника заставы лейтенант Максим Черкасов. Я успела заметить, что с чувством юмора на заставе все в порядке. И подобными подтруниваниями проверяют, как солдат реагирует на нестандартные ситуации. Познакомиться с собакой по кличке Пуш предстояло более тесно. Для этого подготовили очередное испытание, которое, забегая наперед, скажу, стало самым эмоционально сложным за всю мою однодневную «службу». Это была тренировка служебной собаки в задержании нарушителя. На роль нарушителя попросилась сама.

Меня одели в специальный костюм, называющийся дреской, и попросили выйти за территорию заставы.







Честно: не то, чтобы идти, я поднять руки в этой одежке не могла. Мало того что выглядела как телепузик, так еще и надо было как-то справиться с подкатывающим к горлу приступом страха. Не каждый же день тебя кусает служебная собака. Но чуткие «сослуживцы» по-братски успокаивали меня, говоря, что укуса совсем не почувствую. Главное, разозлить собаку, чтобы та не захотела отпускать рукав. И если буду падать, то обязательно на живот, закрыв лицо рукавами.





Пока слушала наставления, привели Пуша. Услышав его злоб­ный лай, не на шутку испугалась. Старшина скомандовал: «Беги». Хорошо, что сориентировалась и побежала в ту сторону, где было не так много ямок. Правду говорят: когда ждешь чего-то, то время замедляется. Для меня оно вообще остановилось. И снова пошло, когда четко ощутила на своей спине четыре лапы, а затем и челюсти, сомкнувшиеся на левой руке. Ощущения были не из приятных. Увидев свирепый взгляд собаки, поняла, что просто так она меня не отпустит. Хорошо, что есть кинолог, знающий, как в таких случаях поступать.

Высоко сижу, далеко гляжу

После этого небольшого «подвига» у меня было одно желание — прилечь. Но здесь обеденный отдых возможен только в столовой, куда меня и отправили.

Насмотревшись сериалов про солдат, ожидала увидеть маленькие порции супа, картошку, хлеб и компот. К моему большому удивлению, подали полноценный обед из трех блюд: свежий салат, борщ, кусок курицы с макаронами и яблочный сок. Порция настоящего мужчины, потому что мне хватило и тарелки борща. Больше в меня не влезло.





— Такие порции у нас постоянно, — заверил Дмитрий Николаенко. — Ведь когда пройдешь десять километров по границе, то еды даже с доппайком покажется мало. Этот намек меня насторожил. Оказалось, не зря. Как только трапеза закончилась, мне дали 30 минут на сборы: пришло время пройти, в прямом смысле этого слова, весь путь пограничника. Дабы я ощутила всю ответственность за свою службу, мне вместе с составом пограничного наряда был поставлен приказ на охрану государственной границы Беларуси. Это воинский ритуал, после которого пограничник несет уже юридическую ответственность за охрану порученного ему участка границы.





На служебных машинах мы поехали в сторону границы с Украиной. Первой остановкой стала наблюдательная вышка, на которую, само собой разумеется, пришлось подняться. И все эти метры я преодолела в полном снаряжении: с компасом, радиостанцией, наручниками и биноклем. Оружие, как «новобранцу», мне не выдали. На высоте ощущения были непередаваемые. Особенно когда смотрела в бинокль и следила, как на соседней границе несут службу украинские пограничники. Несмотря на пасмурное небо и сильный холодный ветер, в будке на вышке было достаточно тепло. Два часа, проведенные в качестве наблюдателя, пролетели незаметно. Последним по плану был по­граничный наряд «Дозор» по проверке КСП. В помощники дали моего друга Пуша. Нам предстояло пройти восемь километров. После того что пес заставил меня пережить, я не стеснялась давать ему команды в строгом тоне. Но было сложно удержать собаку рядом и при этом не наступать на край полосы. Не будь я новобранцем, меня бы строго отчитали. Не каждому дано ходить по последним метрам родной земли, говорят пограничники. И действительно, сейчас ты на территории Беларуси, а через несколько шагов уже другое государство — Украина.















В целом все восемь километров прошла достаточно легко, только раз попросила сделать небольшой перерыв. Сказались сеанс дрессуры и плотный обед. Да и мозоли, натертые берцами, начали беспокоить. Но я рада, что смогла выполнить все задания и ни разу не захотела вернуться домой. Даже понравилось. Оказалось, что рядом с бойцами, каждый из которых готов подставить дружеское плечо и помочь советом, служить не так уж трудно. Напоследок в память о службе пограничники подарили мне один из своих символов — зеленую тельняшку. Пожелав им по традиции чистого КСП и по­прощавшись с другом Пушом, с чувством выполненного долга я уехала домой.



P. S. Хочу обратиться к девушкам: служба в пограничных войсках не такая простая. Но вниманием вы точно не будете обделены. Сослуживцы всегда помогут, а руководство не станет требовать от вас чего-то невозможного.



Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter




ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ